Хороший месяц август в этом году! Урожайный. На всё. И на юбилеи детских писателей в том числе: 85 лет Анатолию Алексину («Безумная Евдокия», «Звоните и приезжайте…»), 105 лет Нине Гернет («Катя и крокодил»), 70 лет Сергею Козлову («Ёжик в тумане»), 110 лет лучшей няне всех времён и народов Памеле Трэверс («Мэри Поппинс»), 95 лет Туве Янссон («Шляпа волшебника»). Вот о ней давайте и поговорим.

Туве Янссон. Имя с последних страничек литературных энциклопедий и справочников. Редкий читатель добирается до них. Поэтому, наверное, это имя кажется таким таинственным? Или это от того, что мы все уверены, что Туве Янссон родилась и жила в Мумидоле? Где он, этот Мумидол? И что он такое?

Нет, добравшись до буквы «я» в справочнике, читаем: «Туве Марика Янссон родилась в столице Финляндии Хельсинки в семье художницы и скульптора 9 августа 1914 года…». Детей в семье было трое – Туве – старшая. У неё и её братьев было совершенно счастливое детство. Зимой – в Хельсинки, в уютной квартире на улице Лотсгатан, 4, летом – в съёмном рыбачьем домике на большом острове в Финском заливе кипела жизнь этой удивительной семьи. Все дети Янссонов рисовали, придумывали сценки, тут же их разыгрывали, смастерив из всего, что попадалось под руку, костюмы… Они отправлялись в походы по шхерам и фьордам, переживали настоящие и воображаемы приключения, а вечером возвращались домой, где их ждали мама, настоящая Муми –мама, рядом с которой любой ребёнок становился счастливым, и папа, старавшийся быть суровым, но простоявший однажды несколько часов неподвижно в своей мастерской только потому, что боялся разбудить летучую мышь, забравшуюся к нему под пиджак…Он вообще любил всех животных на свете, особенно лохматых. В доме жила обезьянка, папа её водил на концерты, а она рвала его утренние газеты и кусала его за руки. Жили у них ещё крысёнок, бельчонок, ручная чайка… А ещё 24 (!) канарейки, которые носились по комнатам, гадили на мамины рисунки и не только на рисунки… Ну, кошек тоже было не сосчитать. Одни из них были «жирными пудингами», они спали, а другие – красивыми и дикими, но они на папу с его любовью чихали… Не любил папа только мух. Зато их любила Туве и спасала от людского гнева. И никто из взрослых ни разу не высмеял её за это. В этой семье все уважали странности друг друга, взрослые были снисходительны к детям, взрослых в этой семье детские фантазии, детские игры не раздражали… Мир этой семьи и стал миром Муми-троллей, прототипом Мумидола. Мумидол – Страна Счастливого Детства.

В этот мир с удовольствием приходили друзья. И тогда в доме Янссонов устраивались грандиозные пирушки, не пьянки, а именно пиры. Мама прекрасно умела организовать пирушку так, что всем гостям казалось, что это импровизация. После шумных споров и разговоров всем участвующим предлагалось заглянуть в кладовку – не найдётся ли там случайно хоть что-нибудь вкусненькое, и оно там всегда находилось – у мамы всё всегда было готово!

Говорят, во время одной из таких пирушек взрослые заспорили о Канте, потом кто-то из озорства написал в туалете на стенке цитату из Канта. Маленькая Туве под ней нарисовала смешное толстопузое существо с длинным хвостом и подписала – «Кант». Так великий философ стал прародителем муми-троллей. Прошло несколько лет и муми-троллей полюбили все-все люди на Земле, независимо от расы и вероисповедания, потому что каждый человек на планете хочет верить, что где-то есть Мумидол, и Дом, где его всегда ждут, и стол накрыт, и за этим столом всегда есть для него место…

 

© Л.Е. Сычева, главный библиотекарь

Туве Янссон